preview

У каждого своя Родина

Готовясь к интервью для GoRu с писателем Дмитрием Глуховским (скоро появится в разделе People), перечитала его последнюю книгу – «Рассказы о Родине». Поймала себя на странном состоянии:  как будто бы кто-то втайне от тебя открыл дверцу, которую не хотелось открывать. А тут раз, и ты уже в дверном проеме. И что же мы оттуда видим?

Во-первых, страну Россию, чей панорамный образ за последние десять лет Глуховский создал в своих рассказах. Не могу сказать, что этот образ радует, скорее наоборот, оставляет ощущение тихой грусти. Ну, знаем мы, знаем, что все так и есть!  Вот и разбираешься всю дорогу с собственными ощущениями – то ли принять уже наконец-то как правду, то ли списать на сатиру и художественный вымысел.

обложка.jpegНам нужна новая патриотическая концепция. Нужна новая искренность в любви к родине. Нет, не к родине даже, а к Родине! Нужен ребрендинг самой Родины, понимаете? У вас, кстати, случайно не двойное гражданство? – как бы невзначай обронил он.

– Нет, – Гольдовский истово помотал головой, хотя он задумывался иногда об этой опции.

– И очень правильно. А то нам уже случалось брать на работу технологов, которые начинают писать о любви к Родине и путают предметы любви… А Родина, – человек за стеклянным столом назидательно поднял палец, – как женщина. Если любишь вторую, это означает измену первой.

Гольдовский сделал пометку карандашом в принесенном с собою дизайнерском блокноте. Человек посмотрел на него благосклонно.

– И вот, собственно, ваша задача. Придумайте что-нибудь. Нужно воскресить и модернизировать патриотизм. Придать Родине sex appeal. Определить, что это понятие вообще может означать в мире эпохи Интернета, эпохи global village. Я хочу, чтобы слово “Родина” стимулировало нервные центры не только в мозгу православного хоругвеносца и не только в мозгу казацкого атамана. Я хочу, чтобы Родина была трендовой. Чтобы “Винзавод” добровольно устраивал патриотические хэппенинги. И чтобы при этом пенсионеры не чувствовали себя чужими на этой Родине… – он гильотинировал сигару и, прежде чем зажечь ее, проникновенно заглянул Гольдовскому в глаза. – Ну и, разумеется, эта концепция Родины должна понравится всем. Особенно тем, кто распределяет и утверждает бюджеты. Лучшим нашим кадрам. Я уже говорил, где мы их набираем?

Гольдовский обреченно кивнул.

–    До понедельника подумайте, – сказал человек за стеклянным столом.

Во-вторых, странно воспринимать от писателя, заявившего себя в фантастике, рассказы о Родине. Да и собственно, какая такая рефлексия у 30-летнего молодого и успешного человека на такие высокие темы? Начинаешь возмущаться, а потом вдруг понимаешь, что как раз в это время и нужно искать ответы на глобальные вопросы.  И чем дальше ты находишься от дома и реже бываешь на своей личной Родине, тем больше понимаешь ее значение для тебя. И до тебя наконец-то доходит, зачем Глуховский написал эти рассказы. Ведь его Родина – такая. А у вас?

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *