OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Пять земель – волшебный уголок

Серпантинная дорога петляет вдоль горных обрывов, местами выравниваясь, она проходит ровной полосой через городки с похожими главными площадями, затем вновь сжимается, как пружина, и поднимается зигзагом все выше и выше, на самую вершину. Там перед нами отрывается искрящееся море, украшенное белоснежными силуэтами парусных лодок. Есть места, от которых захватывает дух и наворачиваются слезы.

Пять земель (Чинкве Терре)  – чудо природы. Не один городок, не два, а целая семья. Пять рыбацких деревушек вскарабкались высоко на вершины, чтобы любоваться морской гладью и друг другом. Монтероссо, Вернацца, Корнилья, Манарола, Риомаджоре.

Усадьба Елены и Томмазо находится посреди заповедника Чинкве Терре, над Монтероссо, оттого и имя усадьбы – Уливетто в парке (Ulivetto nel parco).

Елена и Томмазо – приятная молодая пара – встречают нас радостные, но уставшие. Только что справили банкет на десять персон. Елена – милая хохотушка, Томмазо – задумчивый романтик. Встретились девять лет назад и с тех пор не расстаются.  Усадьба – заслуга отца Томмазо, кусочек за кусочком он приобретал соседние земли, прокладывал не существующие тогда дороги, высаживал лимонные рощи и абрикосовые сады, посвятив проекту тридцать с лишним лет. Отец оставил сыну завидное наследство: огромное хозяйства в 8 гектаров.

agriturismo 2

Томмазо рассказывает, что судьба его в какой-то мере была предрешена. Мог ли он заниматься чем-то другим? Своя усадьба, да еще и в таком идиллическом месте. Елена воодушевленно поддержала идею сельского туризма: что может быть приятнее, чем принимать и потчевать гостей?

Слава Богу, угощать есть чем, ведь здесь растет и плавает одна вкуснятина! Вот, где настоящее сельское хозяйство, способное не только одну, но и две, три, а то и десять семей прокормить! И напоить тоже, кстати.

Из тугих солнышек-лимонов готовят вкуснейший ликер, а спелые помидоры и лоснящиеся баклажаны с радостью впрыгивают в пироги, превращая их в упитанные овощные шедевры. Таких вкусных овощных пирогов у меня никогда не получилось. Спрашиваю секрет у Елены, говорит, что овощи надо хорошо обжарить, чтобы тесто бризе не промокало.

Лимоны, кстати, в Монтероссо необычные – очень сладкие, с тонкой кожицей. Из трехсот оливковых деревьев готовят масло, с легким, в отличие от тосканского, вкусом. Местные анчоусы в Монтероссо тоже какие-то особенные. Никто толком не может мне объяснить, почему. Говорят, когда рыба приплывает в здешние моря, приобретает особый вкус. Верю, особенно, после того, как Елена угощает нас всевозможными закусками: анчоусами, фаршированными цуккини, просто жареными, под маслом и засоленными.

Монтероссо

У нас солят огурцы, здесь – анчоусы. Соление, пожалуй, самый старинный метод консервирования, используемый и сегодня. Солят в июне и едят потом круглый год. На небольшой кухне в несколько квадратных метров Томмазо и Елена готовят завтраки, обеды и ужины, домашнее варенье, вино, различные виды ликеров, закатывают овощи. И как они все успевает!

Пробую помидоры, фаршированные тунцом: свежая рыба совершенно непохожа на покупную. Как, впрочем, овощ – прямо с грядки, а фрукт – с дерева. Сезон главный дирижер местного кухонного оркестра. Все отдельные кулинарные симфонии подчиняются ему. Даже не сезону, а самой природе. Готовят сугубо из того, что подоспело на грядке, а живут вместе с солнцем. Встают с рассветом, ложатся с закатом.  Так оно, скорее всего, и должно быть. Жить размеренно, в гармонии с природой.

После обильного антипасто, которым я, лично, насытилась вдоволь, Елена приносит пасту с моллюсками и лазанью с начинкой из песто, а на второе удивляет нежнейшей рыбой, запеченной с помидорами, оливками и каперсами. Интересуюсь, что за рыба. Оказывается – атлантический лещ. Крупная, без косточек, она легка в приготовлении и исключительно хороша. Главное – не передержать в духовке. Пересушенный лещ становится безвкусным.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Томмазо – рыбак со стажем, настоящий морской волк, знает, что ловить, когда, на что и чем. Например, дорадо лучше всего приманивать моллюсками и крабами, а рыба-меч лучше ловится на сардины или другую мелкоту, причем обязательно ночью, после захода солнца.

Томмазо любит уходить в море на традиционной лигурийской лодке гоццо, сидеть в ней всю ночь напролет и дожидаться улова, любуясь звездопадом. На каждую падающую звезду Томмазо наверняка загадывает по рыбе.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Томмазо показывает фотоальбом, где запечатлены самые знаковые его трофеи. Рыба-меч длиной два метра, дорадо немыслимых размеров, огромный окунь. Елена смеется, рассказывает, что по сей день среди его друзей считается, что настоящий мужчина тот, кто умудрился выловить самую большую рыбу.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Заканчиваем трапезу вкуснейшим десертным вином. Из наполненного солнцем местного винограда делают редкое вино Sciacchetrà. Шакетрà– самое знаменитое вино пассито в винодельческой культуре Италии. Вино на вес золота, небольшая бутылочка стоит 40-50 евро. Еще бы, ведь на приготовления одного литра уходит 20 килограмм винограда. Виноград для пассито собирают в последнюю очередь, оставив ягоды пропитаться лигурийским солнцем вдоволь. Сбор урожая значительно усложнен особенностями ландшафта: фермеры совершают настоящие трюки. Они карабкаются по горным склонам, осторожно перемещаясь от одного виноградника к другому. Процесс сушки винограда проходит естественным образом и занимает много времени. Ягоды бережно выкладывают на специальные стеллажи, наблюдая за тем, чтобы не дай бог не появилась плесень. Через месяц виноград начинают давить, причем ногами, как в старые времена. Безусловно, так поступают в небольших хозяйствах. Первые три недели процесс брожения происходит в дубовой бочке, а затем в стеклянных бутылях. Вино можно дегустировать не раньше, чем через полтора года, отстоявшись пять лет, получается высший сорт “ризерва”. Лигурийский пассито сложно найти в больших винных погребах, его производят в ограниченных количествах, на радость истинным гурманам. Мимолетная мечта о собственной усадьбе и подобном бизнесе исчезает. Не думаю, что у меня хватит терпения. Уж лучше я буду приезжать сюда изредка, любоваться красотами, дегустировать свежие пироги и домашнее вино.

Кстати, в старину вином шакетра лечили немощных, а кто-то называл его вином для медитаций. Пробовала – помогает. Надо сесть с бокалом золотистого пассито и любоваться закатом. Внутри чувствуешь тепло от согревающего душу и сердца напитка, в голове – спокойно, ни одной лишней мысли. Благодать…

Мягкое и обволакивающее, сладкое, но не приторное, с неожиданными нотками кураги и миндаля. Если и существует божественный нектар, то у него именно такой вкус. Кто-то читает мантры, кто-то потягивает пассито.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Фотографии @Elena Tortora, @Amy Cao

Впервые статья была опубликована для гастрономического журнала “Первое, второе, третье”, в октябре 2012.  

0 replies

Leave a Reply

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *